Категория | Политика

Леонид Черновецкий: У меня достаточно власти и без президентства

Леонид Черновецкий:

Я достаточно популярный политик и рейтинговый кандидат в Президенты. И голосовать во втором туре я буду как раз за себя! И надеюсь, что я войду во второй тур вместе с кандидатом в Президенты Ющенко, потому что он мне очень нравится – он хороший парень…

Кандидат в Президенти Леонід Черновецький у програмі Два плюс харківської телекомпанії “Об’єктив”

Зураб Аласания, ведущий: — Здравствуйте, в эфире программа «2+» и я, ее ведущий — Зураб Аласания. Мой сегодняшний соведущий – журналист Олег Регеций.

Олег Регеций, журналист: — Добрый день.

Зураб Аласания, ведущий: — Наш сегодняшний гость — Леонид Черновецкий. Я даже не знаю, что назвать в начале: кандидат в Президенты или глава «Првекс-банка»… Но, тем не менее, Леонид Михайлович у нас, и он сидит в центре. Здравствуйте, Леонид Михайлович.

Леонид Черновецкий, кандидат в Президенты Украины: — Добрый вечер всем харьковчанам, потому что я сам — харьковчанин. Я по-особому хотел эти слова произнести! И желаю всем хорошей встречи, динамичной, потому что есть, о чем поговорить.

Зураб Аласания, ведущий: — Спасибо большое. Техническая информация для вас — это телефон студии. Это прямой телефон, вы можете звонить по нему: 717-66-60. Я повторю его еще раз: 717-66-60.
И по просьбе нашего гостя у нас есть еще один телефон, по которому вы также можете звонить, и вы не попадете в студию, зато попадете в бесплатный центр, по которому эти звонки принимаются. Я так понимаю, телефон принадлежит Леониду Михайловичу. И по телефону 8-800-500-4-500 звонки принимаются круглосуточно.
Теперь перейдем к биографии нашего героя.

Биография

Черновецкий Леонид Михайлович, родился 25 ноября 1951 г. в Харькове, гражданин Украины. В 70-м году закончил четвертую харьковскую среднюю школу.
С 1970 по 72-ой – служил в армии, откуда за отличную службу был направлен командованием на учебу в ВУЗ.
С 72 по 77 -ой Леонид Черновецкий учился в Харьковском юридическом институте, по окончании которого получил диплом с отличием и специальность правоведа.
До 81-го года работал старшим следователем прокуратуры Киевской области. Три года спустя, поступил в аспирантуру Харьковского юридического института, по окончании которой получил ученую степень кандидата юридических наук. Тема диссертации, которую защищал Леонид Черновецкий — «Методика расследования хищений, совершенных должностными лицами».
С 84-го по 89 Леонид Черновецкий преподавал в Киевском госуниверситете имени Тараса Шевченко, был заместителем проректора по научной работе.
В 89-м году основал концерна «Правэкс», с 96-го года и поныне – Леонид Черновецкий – народный депутат Украины, член фракции «Наша Украина».
Имеет звание Заслуженного юриста Украины и Почетного работника Прокуратуры Украины. Глава Христианско-либеральной партии, автор ряда законопроектов в сфере экономики и морали, в том числе — об отмене льгот и привилегий для государственных чиновников.
Увлечения: книги, художественное фотографирование, рыбалка, легкая атлетика.
Женат. Вырастил двоих уже взрослых детей – сына и дочь, которые сейчас работают в банковской сфере. Жена и дети, как и Леонид Черновецкий по образованию юристы.
Не судим, к криминальной ответственности не привлекался.

Зураб Аласания, ведущий: — Мы ничего не переврали?

Леонид Черновецкий: — Ну, практически ничего.

Олег Регеций, журналист: — Про фракцию Ющенко…

Леонид Черновецкий: — Да, я действительно член фракции «Наша Украина» и нахожусь в оппозиции к уже действующему режиму. Что для меня очень почетно.

Зураб Аласания, ведущий: — Мы хотели бы первый блок начать с экономических вопросов. Ни Олег, ни я не могли избежать этого соблазна. Вы знаете экономику и, надеюсь, ответите нам эти вопросы. Первый вопрос — чем ближе к выборам, тем более неустойчив курс национальной валюты. Нацбанк обещает, по крайней мере, принять участие в урегулировании курса, выбрасывая в рынок большое количество долларов, чтобы удержать его. А вот эти колебания долларов он называет “сезонными". Вы с этим согласны?

Леонид Черновецкий: — Абсолютно не интересно отвечать на этот вопрос… Потому что я здесь не являюсь представителем банковской сферы. И вообще я, Зураб, давно не занимаюсь бизнесом, я чистый политик. И трижды депутат Верховного Совета. Поэтому такие вопросы меня унижают. Я Вам могу сказать только одно: ничего хорошее из того, что сегодня происходит в любой сфере, которая регулируется нашей страной, пусть наши люди не ждут. Потому что это коньнктурные дела, и связаны они только с одним: завлечь избирателя
проголосовать неизвестно за кого или вообще за не очень хорошего дядю, и, в конце концов, окончательно утратить, ну, самое главное – достоинство и процветание нашей страны.

Зураб Аласания, ведущий: — Я, надеюсь, Вы не пугаете народ, а говорите, так как думаете?

Леонид Черновецкий: — Я тоже надеюсь, что те, кто меня слушают, прочитают это в моих глазах, прямо и на моем лице. Я так думаю, и говорю то, что думаю, потому что отступать мне некуда. Я достиг почти 50-ленего возраста, и уже не молодой человек, чтобы баловаться и рассказывать всякие глупости.

Зураб Аласания, ведущий: — Я вижу, что Вы очень жестко настроены. Но не думаю, что курс доллара — это глупость для населения, которое равняется на него. Ну если Вы не хотите давать такие комментарии, то давайте …

Леонид Черновецкий: — Хотите, дам, но Вам они не понравятся.

Олег Регеций, журналист: — Ну, тогда давайте по-другому: если Вы не хотите говорить о долларе, то давайте поговорим о свинине. Вот в Киеве она стоит 42 гривни. И правительство говорит, что все в порядке. Инфляция планируемая, хотя …

Леонид Черновецкий: — Избиратели едят свинину, я лично ее не ем. Но они, наверное, ее едят. Вот интересно, когда я прилетел сюда в самолете, то бортпроводница Ирина, сказала: обязательно скажите харьковчанам, Вашим землякам о том, что у нас в городе нет света. Вот проблема, пожалуй, поинтересней, чем свинина. Что касается свинины и другой всякой, ну… съедобной штуки, то я могу сказать, что будет она дорожать, качеством становится хуже, до тех пор — ну, как и все остальное — и света в городе будет меньше и воды у вас не будет (зашел вот в ваш умывальник, а воды там нет) – до тех пока к власти не придет Президент, который будет заботиться о народе, будет любить его от всей души, от всего сердца, с Богом в душе. Это важно. Это интересно всем.

Зураб Аласания, ведущий: — И как я понимаю, Вы знаете имя этого Президента…

Леонид Черновецкий: — Конечно. Моя фамилия Черновецкий, и я харьковчанин. Очень важно сказать о том, что я родится в Харькове, прожил здесь 26 лет и элементарный человек, я очень люблю этот город, и это моя родина.

Зураб Аласания, ведущий: — Спасибо, у нас есть звонок от телезрителя, и я надеюсь, что он будет не о долларах и не свинине… Прошу.

Телезритель: — Добрый вечер. Вопрос к вашему гостю. За кого будет голосовать Леонид Черновецкий во втором туре Президентских выборов, если таковые состоятся? И почему?

Зураб Аласания, ведущий: — Вы не представились… Ну, будем считать, что ответ для всех телезрителей.

Леонид Черновецкий : — Я достаточно популярный политик и рейтинговый кандидат в Президенты. И голосовать во втором туре я буду как раз за себя! И надеюсь, что я войду во второй тур вместе с кандидатом в Президенты Ющенко, потому что он мне очень нравится – он хороший парень.

Зураб Аласания, ведущий: — И там Вы его победите?

Леонид Черновецкий: — Сто процентов, потому что мне всего лишь нужно войти во второй тур. Проблема в том, что многие города, в том числе и моя родина – Харьков, да – вы политически не готовы к серьезному голосованию, надеюсь, что после нашей встречи вам многое станет ясно. Потому что средства массовой информации не показывают таких как я, хотя я являюсь одни из самых плодовитых законодателей. Я выдал больше 100 законопроектов в Верховный Совет. Это очень серьезные законопроекты, и сам я человек серьезный, и очень серьезно иду на выборы, и рейтинг у меня, ну, примерно третье место в Киеве, и надеюсь, что после этой передачи он поднимется и в Харькове. И я войду во второй тур.

Зураб Аласания, ведущий: Ваши слова да Богу в уши… Я напоминаю нашим телезрителям телефон нашей студии — 717-66-60. И напоминаю еще один телефон, по просьбе нашего гостя, который (телефон) находится в Киеве. 8-800-500-4-500. Это телефон круглосуточный и бесплатный. Это горячая линия, по которой Леонид Михайлович и его люди принимают звонки, как я понимаю, с просьбами и обращениями за помощью.

Леонид Черновецкий: — Самое главное, с просьбами. Потому что я веду на Украине самые главные социальные проекты и, по сути, я являюсь поводырем.

Олег Регеций, журналист: — Я бы все-таки хотел вернуться к экономическому блоку. Все-таки Вы почетный Президент «Правекс-банка». И сейчас Нацбанк оказывается беспрецедентное давление на коммерческие банки, как в «банановой республике». Заставляет продавать дешевые доллары. Банки не продают дешевые доллары. Меня интересует только одно: это приведет к краху банковской системы или нет?

Леонид Черновецкий: — Какие жуткие вещи Вы говорите… Когда я стану Президентом, никаких проблем с банками не будет…

Олег Регеций, журналист: — А может, и банков не будет?

Леонид Черновецкий: … а если Президентом изберут человека, который не достоин богатой страны, процветающей потенциально Украины, то не будет ни свинины, ни говядины, ни курса нормального, потому что для того, что курс был нормальный, и продукты появились, нужно доверие граждан к нашему государству.
Что касается экономического блока, то я вам скажу, что я успешный человек, я 14 лет назад создал предприятие, в котором работает более 8-ми тысяч человек. И для меня вопросы… ну, вопросы смешные, в том числе мяса и говядины, и вопросы макроэкономические – не проблема, потому что я знаю, где лежат деньги моих избирателей и в частности, закон о лишении льгот чиновников и погашения денег на сберегательной книжке. Это для меня все очень просто.

Олег Регеций, журналист: — Вы знаете, где деньги чиновников лежат?

Леонид Черновецкий: — Да, сто процентов. Они лежат в иностранных банках. И самые богатые люди сегодня у нас на Украине – чиновники. Не такие, как я. Хотя задекларировал вместе с женой 10 миллионов доходов. Хотя я с 99-года….

Зураб Аласания, ведущий: — Это ежегодный доход у Вас?

Леонид Черновецкий: — Да, ежегодный. Но куда мне до министра или какого-нибудь жулика, главы какой-нибудь нехорошей администрации. Я не говорю про Харьковскую, потому что здесь, я надеюсь, все нормально.

Зураб Аласания, ведущий: — Мы тоже надеемся. Леонид Михайлович, Вы отличаетесь от чиновников тем, что Ваш доход заработан, я так понимаю, а их доход не заработан, а наворован.

Леонид Черновецкий: — Я считаю, что зарабатывать деньги путем «брать взятки» — ну, это нехорошо. Во-первых, это разрушает страну. У нас сегодня 7 миллионов трудоспособного населения просто сбежало из Украины, и ищет заработки на уникальном положении в других странах, находясь на третьесортном положении. Для меня лично, как кандидата в президенты это очень унизительно, и как депутата Верховного Совета.

Зураб Аласния, ведущий: — Благодарю Вас, у нас есть небольшой блок вопросов, насчет которого я не то чтобы в сомнениях, но я уже не знаю, как Вы воспримете. Не будет ли, опять таки, для Вас это унизительно? Блок называется «2+10». Мы с Олегом попытаемся задавать Вам короткие вопросы, а вы постараетесь коротко на них отвечать.

Леонид Черновецкий: — А к чему это приведет это, в конце концов?

Зураб Аласания, ведущий: — Вот и посмотрим…

Леонид Черновецкий: — …к каким-то выводам или вы просто задает какие-то вопросы, а я просто на них отвечу?

Зураб Аласания: — Всяко может быть, давайте попробуем. Предупреждаю, вопросы абсолютно все политические.

Леонид Черновецкий: — Ну, я хочу видеть цель. Пожалуйста, я готов ответить на вопросы. Но мне очень интересно, что хотят спросить меня мои земляки. Потому что наверняка много людей и моих одноклассников, и с теми, с кем я учился в группе, и просто в одном дворе жил, хотят что-то спросить.

Зураб Аласания, ведущий: — Понимаю Ваше стремление. Я постоянно держу связь с режиссером, и как только поступит звонок, я сразу выведу его в эфир. Хорошо? А пока мы попробуем наш блок.

 

2+10

Зураб Аласания, ведущий: — Насколько мне известно – одно из Ваших увлечений — это художественное фото. Кого в Вас больше, художника или фотографа?

Леонид Черновецкий: — Политика.

Олег Регеций, журналист: — Вы предпочитаете снимать жизнь такой, какая, она есть, или делать постановочные съемки, с хорошим светом?

Леонид Черновецкий: — Я все люблю натуральное. Я сам натуральный. Я стараюсь выворачиваться, распахиваться на изнанку, как политик. Пожалуй, я одни из немногих публичных политиков на Украине, которого не показывают центральные каналы, поскольку на меня существует запрет. Так как я говорю всегда правду.

Зураб Аласания, ведущий: — Приходится ли Вам подправлять результаты своего труда? Ну, если это фото, то, например, на компьютере, редактировать, ретушировать?

Леонид Черновецкий: — Я уже давно не фотографирую. Я увлечен большой политикой и созданием мощной партии, которая называется Христианская либеральная партия Украины.

Олег Регеций, журналист: — По Вашему опыту, прошлому опыту фотографа, что лучше: хороший фотограф с плохим фотоаппаратом и плохой фотограф с хорошим фотоаппаратом?

Леонид Черновецкий: — Вы знаете, все от Бога. Конечно, фотоаппарат — класс, если хороший. И конечно инструментарий должен быть всегда — класс. Но в принципе — все от Бога, абсолютно. И мои возможности, и ваши возможности. И гениальность ваших вопросов и моих ответов. Это все дается раз и навсегда, когда человек достигает определенного возраста и полностью реализован. Сегодня я себя ощущаю политиком, и фотография меня не интересует. Хотя у меня есть много разных достоинств, как и недостатков. И в частности, я хорошо фотографирую. И если бы взял с собой фотоаппарат, то я бы вас снял, как никто вас не снимал в жизни.

Олег Регеций, журналист: — Это достоинство или недостаток?

Леонид Черновецкий: — Это достоинство. Это класс – я вижу то, что многим не дано.

Олег Регеций, журналист: — То есть, Вы — хороший фотограф с хорошим фотоаппаратом?

Леонид Черновецкий: — Ну, фотоаппарат у меня один из лучших в Украине. Да, класс. Хороший.

Олег Регеций, журналист: — А машина?

Леонид Черновецкий: — И машина у меня очень хорошая. Но машина и фотоаппарат — это разные вещи. Фотоаппарат я купил за собственные деньги. А все остальное – это антураж, все, что должно сопутствовать такому человеку, как я. То есть, оно должно подчеркивать успешность моего бизнеса, поэтому оно должно быть самое-самое.

Зураб Аласания, ведущий: — А в этот антураж входит личный фотограф? У Вас есть личный фотограф?

Леонид Черновецкий: — Да ну, глупости.

Зураб Аласания, ведущий: — А Вам приходилось раздавать фотографии со своими надписями, когда Вы политиком уже стали?

Леонид Черновецкий: — Вообще-то политики у нас в стране показываются центральными каналами таким образом, что они очень смешные. Они обычно или дерутся или плюются, или что-то такое нехорошее делают, да? Хотя в парламенте находится очень много красивых людей, настоящих избранников народа. И среди них есть и коммунисты, и социалисты, и демократы, и кто хотите.

Зураб Аласания, ведущий: — То есть, Вы делите их не по политическому признаку?

Леонид Черновецкий: — Да, я делю по количеству извилин.

Зураб Аласания, ведущий: — Благодарю. Из этого блока, из этой рубрики, хотя и с трудом, но мы все-таки выбрались. Вы сегодня сердитый — не знаю почему. Может, — перелет, может, — Харьков.
Я напомню нашим телезрителям звонок. Леонид Михайлович явно очень ждет звонков от вас. Это 717-66-60 – это телефон нашей студии. И телефон в Киеве 8-800-500-4-500. Круглосуточный и бесплатный. Мне сообщают, что у нас звонок в эфире. Пожалуйста.

Телезритель: — Алло, здравствуйте. У меня такой вопрос, к политике не имеющий никакого отношения. Во время предвыборной кампании каждый кандидат пытается показать какую-то семейную идиллию и везде присутствует с женой. Почему Вы без жены?

Леонид Черновецкий: — А как Вас зовут?

Телезритель: — Оксана.

Леонид Черновецкий: — О, класс, Оксана! Это не свойственное, кстати, для Киева имя — Оксана. Я Вам скажу так. Я только что прилетел на самолете специально для этой и еще одной передачи, которая через полчаса или через 40 минут начнется на другом телеканале. И если будет большое желание — я проверю это социологическим опросом — я буду сидеть все время рядом с женой. И вообще было бы странно, если бы я сидел сейчас рядом с женой.

Телезритель: — Я хочу сказать, что мы Вас очень ждали (Алло, меня слышно — да). Мы сидим здесь с друзьями, сидели и решили голосовать будем именно за Вас! Вы знаете, Вы человек, который внушает доверие…

Леонид Черновецкий: — Правда?

Телезритель: — Да.

Леонид Черновецкий: — Это у меня прямо на лбу написано…

Телезритель: — Так что молодежь Харькова за Вас!

Леонид Черновецкий: — Молодежь обычно, Оксана, Вы знаете, не голосует. Так что Вы позаботитесь, чтоб она голосовала, потому что завтра же ей жить с определенным Президентом и от этого будет зависеть, как мы будем жить завтра.

Зураб Аласания, ведущий: — Это был чудесный и трогательный диалог! Оксана, спасибо и Вам большое. Теперь я на сто процентов получу обвинения, в том, что этот звонок был подставной и что это наш человек. Но я точно в первый раз слышу эту женщину. Как и, надеюсь, Леонид Михайлович.
Ну хорошо, мы продолжим. На очереди небольшая группа религиозных вопросов. Как именно, по-Вашему, христианские ценности, могут помочь поднять экономику Украины?

Леонид Черновецкий: — Очень просто. В Библии прямо написано – «Люби ближнего своего как самого себя». Это касается чиновников. И при моем президентстве каждый чиновник будет отчитываться перед вышестоящим по количеству вопросов, которые он решил, жизненных, ну, для самых незащищенных – в Киеве говорят – «верств населения».
Например, вот начинается рабочий день у главы какой-нибудь там, самой задрыпаной администрации. И он не начинается с того, не решается вопроса, как кому продать землю и сколько украсть. А конкретно решается, что Иванова лежит больной, и она может выйти из дома, родственников у нее нет, и эти проблемы нужно решать. А у Петренко есть проблемы, ну иного порядка, надо срочно помочь с лечением.
Или, например, ко мне обращается более 200 человек сегодня в день. Ну, там жуткие проблемы. Ну, живут люди, например, семья 7 человек в однокомнатной квартире, двое из них больны туберкулезом. У них трое детей. И один из них уже заболел туберкулезом в открытой форме…
То есть, вот такие вопросы будут решать те люди, которых я буду назначать во главе разных исполнительных служб. И это очень важно. И этим я отличаюсь от всех остальных. То есть, я не буду говорить, я жалею народ. Народ ничто, по сравнению с проблемами, Зураб, вашими, или вашими, Олег. У вас их куча, я в этом глубоко убежден. И в нашей стране нет и одного человека, у которого нет проблем. Вся страна в беде.

Зураб Аласания, ведущий: — Я просто язык проглотил, когда услышал Ваши слова… По сравнению с моими проблемами народ ничто? То есть, один человек…

Леонид Черновецкий: — Да это будущее. Это чисто демократический постулат. Голос одного человека, и интересы одного человека, в том числе и Оксаны, он важнее. Они в тысячи раз нужнее интересов безликого государства.

Зураб Аласания, ведущий: — Такое действительно очень редко звучит…

Леонид Черновецкий: — Это давно сказано в «Билле о правах». Это давно уже решено. Иначе мы никогда не станем богатыми. Иначе мы всегда будем говорить: вот народ… мы построим там шахту очередную, введем завод. Это что решит? Да ничего это не решит. Если нет души, если ты этого народа никогда не видел кроме выборов, то о чем с тобой разговаривать? Иди и гуляй.

Олег Регеций, журналист: — Как в чиновника вдохнуть вот эту душу? У Вас чувствуется, есть все-таки душа. Но как чиновнику вдохнуть эту душу?

Леонид Черновецкий: — А из-под палки, куда он денется. Объявляется конкурс, берутся люди только по конкурсу. Ничего личного. Вот, например, Вы мне очень симпатичны, но Вы хотите стать главой администрации Харьковской области…

Олег Регеций, журналист: Нет, не хочу.

Леонид Черновецкий: Ну или, например главой телекомпании…Ну, или, например Героем Советского союза, ну это уже другой вопрос. Я Вам скажу, Вы мне, Олег, очень симпатичны, и буду любить Вас, потому что Вы открытый человек, я это чувствую моментально – много людей через меня проходит — но это ничего не имеет близкого к делу. То есть, во главе каждой администрации тот человек, который пройдет какие-то конкурсные экзамены, а принимать их будут люди, которым я доверяю. А таких людей в Харькове — немало.

Зураб Аласания, ведущий: — У нас есть еще звонок в студию. Вы готовы? Пожалуйста.

Телезритель: — Алло. Меня зовут Татьяна. Леонид, я была сейчас в Киеве, и даже разговаривал с Вашими представителями, вот по тому телефону, который сейчас показывают. Я председатель Всеукраинской федерации многодетных семей, у меня были вопросы по многодетным семьям. А сейчас у меня такой вопрос, чтобы Вы как теоретик и как политик, рассказали нашим людям, кто такой Президент. Вот у нас сейчас многие пенсионеры хотят видеть в Президенте такого домоуправа, который будет им чинить унитазы, крыши, стелить дорожки. Знаете, как это бывает. А вот что такое Президент — очень мало людей себе представляет. А вот как Вы видите, что такое президент?

Леонид Черновецкий: — Я Вам скажу, Татьяна, что Президент должен стелить дорожки, чинить унитазы, и делать дороги, и проводить в Харькове освещение. Это не проблема. Через конкретных людей. То есть, вот такая линия — только их будет миллион, будет по Украине кругом. Каждый сможет позвонить и сказать: у меня, у нас есть такие-то проблемы, мне нужен чиновник.
Кстати, с унитазом. Когда меня в Днепропетровске спросили, за какую я систему ЖЭКовскую или другую, я вспомнил случай, когда у нас знакомым чинили канализацию, просто сняли унитаз – потому что нельзя было по-другому — и три дня человек жил без унитаза. Меня эта страшно интересует тема. Так что, Татьяна – это и есть Президент: человек, который интересуется, как живет народ.

Олег Регеций, журналист: — Есть сейчас такая система — «кондоминиум», как Вы к ней относитесь?

Леонид Черновецкий: — А что такое «кондоминиум»?….

Зураб Аласания, ведущий: — Это такой большой дом, где есть свои правила и свои законы.

Леонид Черновецкий: — Кондоминиум – это для элиты. Это для элиты. Элита обычно не голосует. А вот «хрущевки»…. кондоминиумы в моем представлении. Я их очень много видел. Ну, вообще это для очень богатых людей специальные дома и со специальными правилами. Путь они сами решают свои проблемы. Меня они интересовать не будут.

Зураб Аласания, ведущий: — Какую конфессию Вы поддерживаете?

Леонид Черновецкий: — Все христиане… В Харькове меня крестили, в одной из церквей; я родился на Лермонтовской улице. А вообще я — протестант. Это одна из ветвей христианства. Ну, она отличается от православия тем, что идет непосредственное общение вместе с проповедником. И слушателям говорятся слова о Боге. Как в Библии написано: там, где двое — там и я. Если я начинаю говорить о Боге, то он уже рядом с нами, нас трое. …

Олег Регеций, журналист: — А скажите, как протестанты относятся к православным?

Леонид Черновецкий: — Вы про Библию не говорите, потому что я прочел ее 8 раз. И кандидат наук. Давайте не будем эту тему поднимать, потому Вам ну… будет… ну, не очень…

Олег Регеций, журналист: — Я хотел бы получить ответ на вопрос. Это не полный ответ, я надеюсь. Я хотел спросить, как протестантство относится к православным?

Леонид Черновецкий: — Классное отношение. К любой конфессии отношения совершенно равное. И для меня нет никаких проблем. Я недавно награжден орденом Архимандрита. Ну, для меня это не является какой-то, каким-то особенным событием, но таким образом святейший Филарет Украинской Православной Церкви подчеркнул мою значимость как законодателя, поскольку я очень много законопроектов подаю для поддержки церкви. А вообще я… это обычное христианство, ну, проявления католическое православное, и протестантское. Ну, протестантское — Америка, католическое — Италия, ну, православное сохранилось только на бывшем постсоветском пространстве. Ну, Кипр и Греция…

Зураб Аласания, ведущий: — Провели короткую лекцию…

Олег Регеций, журналист: — …Эфиопия еще…

Леонид Черновецкий: — Ну, Эфиопия не знаю. Да, может быть. Они там, Христос, что там он был…

Зураб Аласания, ведущий: — Так как у нас…

Леонид Черновецкий: — В Библии про Эфиопию вообще не сказано….

Олег Регеций, журналист: — Ну, только про Эфиопского евнуха. Давайте, хорошо, веру из дел покажите Вашу. Веру из дел. Сколько Вы жертвуете на благотворительность ежегодно?

Леонид Черновецкий: — Да, вера — это от души. И делаю это от души. И трачу около миллиона долларов в год на людей. Но дело не в этом. Деньги — ничто. Я Вам скажу, что самое главное — то, те социальные проекты, которые Бог дал мне в руки. Это нечто невероятное. Это настоящее чудо. Тысячи человек в период, когда тепло, и две тысячи зимой, постоянно получают бесплатные обеды в моей столовой…

Зураб Аласания, ведущий: — Знаменитая «Стефания»?….

Леонид Черновецкий: — … да, столовая «Стефания». Это очень серьезный благотворительный проект.

Олег Регеций, журналист: — Я там был. Это действительно нечто потрясающее, ничего подобного я никогда не видел!..

Зураб Аласания, ведущий: — Я к тому, что Вы тратите достаточно много денег для этого. Но говорят, при этом Вы еще общаетесь с бомжами. Каждый день тратите на это время.

Леонид Черновецкий: — Да. Ну, каждый день — я бы не смог в парламенте бывать. Я это делаю по воскресеньям.

Зураб Аласания, ведущий: — И что это вам дает?

Леонид Черновецкий: — Ну, во-первых, беспризорные люди — удивительный народ и мы их поднимаем через Бога. Процентов 10 возвращается из мусорника в жизнь. Ну, это главная победа. А во-вторых — люби ближнего своего. И это очень важно. И я хочу быть уверен, что сам достаточно влюблен в ближнего, и как политик, и как верующий человек.

Зураб Аласания, ведущий: — И проверяете это таким путем?

Леонид Черновецкий: — Да. Проверяю это сам на себе. Потому что это люди очень не простые.

Зураб Аласания, ведущий: — И сколько Вы времени каждое воскресенье проводите в этом центре?

Леонид Черновецкий: — Каждый раз все больше. Но это уже год. Я как-то дал себе слово, что буду это делать. И я туда хожу. И вообще там не только беспризорные. Туда приезжают люди со всей Украины. Из Харькова, не так много. Из Западной Украины вообще-то очень много, ну там очень бедное население. И многие вопросы удается решать и квартирные, и какие угодно. И этот телефон специально оставлен для тех, у кого проблемы.

Олег Регеций, журналист: — Это одна поддержка. Но юридические вопросы также решаются…

Леонид Черновецкий: — Совершенно верно. 19 юристов, которые обслуживают прямо в центре, и 150 у нас всего юристов. И я непримиримый человек, когда это касается чьей-то беды.

Зураб Аласания, ведущий: — Благодарю, я воспользуюсь случаем, и напомню еще раз телефон: 8-800-500-4-500. И напомню телефон студии 717-66-60. Вы можете звонить прямо сейчас и задавать интересующие вас вопросы. А мы тем времен переходим к рубрике «2+5». Это рубрика, которую мы записали заранее, на улицах. Их задавали такие же харьковчане, как мы с вами.

2+5

1-й вопрос: – Леонид Михайлович, как человек, который имеет отношение к Правекс-банку, скажите, пожалуйста, почему людей, которые оформляют в этом банке кредит, в нагрузку заставляют подписываться на газету «Имею право» или «Ваш выбор» – не помню точно название?

Леонид Черновецкий: — Ну, вообще, что вам дался этот «Правекс-банк»? Я горжусь тем, что я стоял во главе его создания, но сегодня им руководят совсем другие люди.

Зураб Аласания, ведущий: — Благодарю, возможно, это ответ.

Леонид Черновецкий: Это я Вам даю полную гарантию.

2-й вопрос: — Леонид Михайлович, почему банк, который Вы основали, нарушает банковскую тайну: в адрес клиентов приходит политическая реклама, хотя вроде бы эти адреса должны храниться втайне?

Леонид Черновецкий: — Где вы взяли этих людей? Это специально возле банка ходили? Ими как вы их определили?.. Или у нас так много клиентов?

Зураб Аласания, ведущий: — Ваш банк достаточно известен. Не хотелось бы делать комплиментов, но это так.

Леонид Черновецкий: — Потому, что… Да не охота совершенно мне по банку ничего говорить. Это… не кредиты меня не интересуют, ни депозиты. Я не занимаюсь ими, честно.

Зураб Аласания, ведущий: — О’кей, принято. Пожалуйста, если у нас есть звонок, то может быть, живой харьковчанин спросит лучше. Прошу.

Леонид Черновецкий: — А чего лучше, пусть хуже скажет. Только пусть оживут. Послушайте, харьковчане, оживите! Потому, что если не вы — кто тогда?! Это же моя родина! Неужели ничего интересного я вам ответить не смогу?

Олег Регеций, журналист: — Но харьковчане люди практичны. Понимаете, они очень интересуются финансами, банками….

Леонид Черновецкий: — Харьковчане -безработные, и слабо политически, ну как бы, выраженные на политическом сообществе. Я знаю харьковчан, это моя родина, но я знаю много людей, которые, ну, были недовольны тем, что происходило.

Телезритель: — Алло, здравствуйте, Леонид Михайлович. Скажите пожалуйста — меня зовут Ирина Владимировна — меня очень интересует: вот я по всему городу вижу только агитационные щиты, ну, с Виктором Януковичем. Меня, как жителя Харькова, это очень раздражает, потому что нарушаются права всех избирателей. Никаких других щитов, других партий….

Зураб Алсания, ведущий: — Спасибо.

Леонид Черновецкий: — Ирина Михайловна, я полностью с Вами согласен, мне нечего даже добавить. Я тоже этим возмущен. Более того, мои щиты, например в Крыму, в Николаеве просто срезают. Ну, неужели так уж боятся? Чего? И с такой фигурой, не знаю… Висишь — ну виси, но хотя бы не срезай уже щиты конкурента. Но с Вами все будет классно. С такими людьми можно идти в бой!

Олег Регеций, журналист: — А Вы в Харькове пытались повесить щиты свои?

Леонид Черновецкий: — В Харькове пытался.

Олег Регеций, журналист: — И как?

Леонид Черновецкий: — Ну, слабовато выходит, потому что начальство, видать, маленько напугано.

Олег Регеций, журналист: — Так срезают или не разрешают?

Леонид Черновецкий: — Не, не разрешают, всякие такие штучки…

Олег Регеций, журналист: — А что они говорят? Ведь Вы такой добрый…

Леонид Черновецкий: — Я добрый только для избирателей, но я очень жестокий человек, что касается людей, который мешают жить простым людям. Я их не люблю.

Зураб Аласания, ведущий: — Спасибо за эти ответы. Как только появится звонок…

Леонид Черновецкий: — …и у меня масса на них…..Мало того, я не ухожу из власти, я депутат Верховного Совета. Звоните мне смело, не бойтесь, все нормально.

Зураб Аласания, ведущий: — Хорошо, как только поступит звонок, я немедленно выведу его….

Леонид Черновецкий: — …у меня достаточно власти и без президентства.

Зураб Аласания, ведущий: — Не сомневаюсь. У нас готова еще одна рубрика. Она называется «2+1». Я уже знаю, как Вы к ним относитесь… Мы с Олегом Вам задаем вопросы, а Вы отвечаете «да» или «нет». Так сможем?

Леонид Черновецкий: — Давайте. Пожалуйста.

2+1

Зураб Аласания, ведущий: — Религия — это опиум для народа. Согласны?

Леонид Черновецкий: — Согласен.

Олег Регеций, журналист: — Ударили по правой — щеке подставь левую. Это тпро Вас?

Леонид Черновецкий: — Да.

Зураб Аласания, ведущий: — В Бога вы верите больше чем в себя. Это так?

Леонид Черновецкий: — Так.

Олег Регеций, журналист: — Бог дал, Бог взял. Это справедливо?

Леонид Черновецкий: — Справедливо.

Зураб Аласания, ведущий: — Богатый человек и честный человек — понятия несовместимые. Это так?

Леонид Черновецкий: — Это не так, это наоборот бывает, чаще.

Олег Регеций, журналист: — Честный человек – это глупый человек. Это правда?

Леонид Черновецкий: — Неправда. Бедный человек — это… Вообще бедность – это порок какой-то. Бедность души бывает, а материальная бедность… Бедный у нас весь народ.

Зураб Аласания, ведущий: — Законы в Украине работают только для тех, у кого есть власть и деньги. Это так?

Леонид Черновецкий: — Это так.

Олег Регеций, журналист: Нет плохих законов, есть плохие исполнители. Это правда?

Леонид Черновецкий: Это сложный очень вопрос. Плохих законов масса, а плохих исполнителей, плохих исполнителей – это вся масса исполнителей, это вся чиновничья братия.

Зураб Аласания, ведущий: Все, что нас сейчас надето — стоит больше 10 тысяч долларов?

Леонид Черновецкий: (пауза) — Намного.

Олег Регеций, ведущий: Ваши ответы были искренними?

Леонид Черновецкий: (улыбается)

Зураб Алсания, ведущий: — Судя по всему, да.

Леонид Черновецкий: — Это написано на моем лице с момента, как зашел на вашу передачу. Зачем бы прилетал сюда самолетом, чтобы кривляться и говорить какие-то вещи. Ну, я искренний человек.

Зураб Аласания, ведущий: — Логично. Леонид Михайлович, Вы идете совершенно самостоятельно на эти выборы, или у Вас есть поддержка какой-то из партий, известных в стране?

Леонид Черновецкий: — Я одиночка. Одиночка, как политик, и в бизнесе. Мне это состояние очень нравится. Я большого о себе мнения, как об исполнителе, как реализатора своих идей. Я большой фантазер и все мои фантазии — они запросто, запросто сбываются. Но в данном случае речь идет не о фантазиях, а том, что в определенное время я стал моралистом, и это логическое продолжение моей политической карьеры.

Олег Регеций, журналист: — А как же тогда вот Христианская либеральная партия? То есть, Вы глава партии?

Леонид Черновецкий: — Да, я глава партии.

Олег Регеций, журналист: — То есть, партия Вас поддерживает?

Леонид Черновецкий: — Да, партия меня поддерживает.

Олег Регеций, журналист: — А как же партия может быть христианская и либеральная?

Леонид Черновецкий: — Очень просто. Иисус в моем представлении, был революционер, потому что он ходил по уже давно протоптанным дорогам, где религия преобладала. Это что значит: ну красивая одежда, упитанная физиономия у чиновника – я не чиновник — и какая-то, ну… можно прикрыться разными вещами…
Обязательное присутствие церкви во время выборов, со свечкой и с умной физиономией, это называется фарисейство. Иисус фарисеев гонял по всей Галилее, и другим местам. И говорил им, что они негодяи. И что они на самом деле обманывают народ, и только восседают на этих местах, а на самом деле в душе-то у них все прогнило. Вот это мое представление о религии. Правда, немножко.

Олег Регеций, журналист: — Так о Христианской либеральной партии?…

Леонид Черновецкий: — Так вот Иисус был свободный человек. И он оставил свой след в истории христианской, я таким его воспринимаю.

Олег Регеций, журналист: — И хотите таким же быть.

Леонид Черновецкий: — Любой человек …нет. Я хочу быть, конечно, лучше. Я хочу быть добрее, я хочу больше чувствовать боль другого человека. Это так. Все остальное — я верю в Бога. Я не Бог, я как и здесь присутствующие, конечно, грешный человек.

Зураб Аласания, ведущий: — Спасибо, Леонид Михайлович. Время нашей передачи подошло к концу. Я обязан дать Вам время на прямую агитацию, если Вы, конечно, его возьмете. На откровенную, прямую агитацию. У Вас есть 120 секунд.

Леонид Черновецкий: — Дорогие харьковчане. Обычно я говорю, уважаемые избиратели, но в данном случае я обращаюсь к тем, с которыми я прожил 26 лет своей жизни. Я обычный харьковский парень, безотцовщина послевоенная, человек, который сделал себя сам. Я прошел в жизни самые разные этапы, но везде я хотел представить себя лучше. Сегодня я хочу вам представить свою кандидатуру, и представляю, чтобы имели право выбора — не пожалейте о своем выборе. Обязательно придите на выборы, кто бы вас не пугал.
Харьков милицейский город, таким я его знал еще в детстве, но когда вы будете один на один в кабинке, никто вас не проконтролирует. От вас зависит выбор, за кого вы проголосуете — так вы и будете жить!
И, наконец я всегда говорю одно и тоже. Я не хочу у вас взять что-то личное. Я хочу вам отдать — часть своей души! Примите ее, независимо от того, как вы проголосуете.
И еще одно. Я всегда говорю об этом в парламенте, все кто слушает эту передачу — позвоните своим родным и близким, пожилым, потому я хоть и не пожилой, я всегда жду звонка от своих детей. Это очень важно сделать сегодня. Если вы меня уважаете, сделайте это! А все остальное мы решим и в парламенте, и на президентском посту.
Но я хочу, чтобы вы знали: я реальный кандидат в Президенты Украины. Я очень многим отличаюсь от других кандидатов в президенты, в том числе и тем моим желанием сделать русский язык на уровне государственного. Спасибо вам!

Зураб Аласания, ведущий: — Спасибо и вам, Леонид Михайлович, я под впечатлением. Спасибо и Олегу Регецию. Беседа, по крайней мере, с гостем — на этом завершена.

Леонид Черновецкий: — Спасибо вам, харьковчане.

“Табель”

Зураб Аласания, ведущий: — Ну вот, Олег, что скажешь о сегодняшнем госте?

Олег Регеций, журналист: — Я могу сказать, что мне было интересно. Понятно, что многие наши вопросы — это проверка, как человек держит удар. Я могу сказать, человек действительно держит удар. Он не боится острых вопросов. Он вначале сказал, мол, давайте острые вопросы. Это действительно его взбодрило. Ну, программа начиналась так. Стандартные вопросы, стандартные журналисты. Но, я думаю, к середине программы уже было не скучно. То есть, он уже как бы проснулся, начал активно говорить, открывать свою душу. Я думаю, зрителям было интересно посмотреть на живого человека, который иногда чего-то не знает, от чего-то уходит, к чему-то идет. Я думаю, что в любом случае — это живой человек, и тема очень интересная.

Зураб Аласания, ведущий: — Он совершенно нетипичен. Он говорит, то ли что он думает, то ли…я не знаю По крайней мере, мне редко доводится слышать такое от наших политиков. Обычно это штампованые стандартные фразы. По-моему, он говорит то… я за него не агитирую, но он произвел на меня очень сильно впечатление.
Спасибо, Олег, и тебе, мне кажется, что это была одна из самых интересных программ.

Олег Регеций, журналист: — Благодарю, мне тоже было очень интересно.

Зураб Аласания, ведущий: — Вот теперь действительно все.



Leave a Reply

You must be logged in to post a comment.

Свежие комментарии